0272. Поездка на пять веков назад. Часть III

500 лет тому назад. Калтабай и Карабай

Чем богаче становились братья, тем они становились скареднее. История не сохранила их имен, оставив в памяти только их прозвища. Старшего, невысокого короткопалого и короткошеего толстяка называли Калта – Короткий. Младшего, долговязого,  тощего и темнолицего, за глаза называли Кара – Тёмный.
Вечером, когда Махкам увозил арбу зерна, полученного в качестве аванса, что-то сдвинулось в тёмных душах баев. «Слишком много это – десятая часть урожая», подумали Калта и Кара.

Махкам не вернулся домой ни через неделю, ни через десять дней.

Никто этого не видел, а те, кто видел, те помалкивали, но все в кишлаке поняли всё.
Кто-то приметил байских коней ночью на проселочной дороге, что-то просочилось через байских слуг. В кишлаке знали: Короткий и Тёмный убили спящего на дальнем стане Махкама. Убили и зарыли тело где-то на пустоши.
Жизнь оказалась дешевле сотни мешков зерна.

Узра куда только не ходила, к кому только не обращалась за помощью. Но что могла сделать оставшаяся наедине со своим горем женщина на девятом месяце беременности? Только крик боли и горя слышали соседи со двора…
– Дод! – Кричала безутешная Узра. – Дод!
И когда родился сын, то она не назвала его Ёдгором, как обычно называют сыновей, которых не успел увидеть один из родителей. Как ни увещевали её свекровь Башорат-ая  и свекор Хурулла-ота, она нарекла сына словом Дод.
Тем словом, в котором она изливала свою горечь и боль долгими днями и ночами без Махкама.

Отступление второе. Имена у тюрков

Почтенный Хурулла не случайно предложил дать внуку имя Ёдгор.
Бывало часто так в прежние времена и, к сожалению, происходит порой и поныне, что либо мать погибает при родах, либо отцу не суждено было увидеть ребёнка. Тогда и нарекали новорожденного Ёдгор (напоминание) в память об утерянном родителе.
Ёдгора – так зовут дочь одной коллеги, муж которой погиб в автокатастрофе до рождения ребёнка.
Ёдгором назвали сына, умершей при родах, одноклассницы.
У нас, тюрков вообще, узбеков и казахов в частности, имя – не абстрактное красивое слово, выбранное из тщательно изученного длиннющего списка, а часто – отражение конкретной жизненной ситуации.
В прошлые времена детская смертность была высокой. Отсюда – имена-обереги.
Турсуной, Тургун, Турген (пусть выживет, выстоит), Улмас (да не умрёт), Умр (долголетие). В роду Ивана Сергеевича Тургенева видимо так и поступили при выборе имени.  У меня есть двоюродная сестра Турсун. Мужа другой кузины зовут Тургун.
Интересное имя было у одного инженера-настройщика с ТАПОиЧ – Учкампир (три старухи). Родители дали такое имя, чтобы он прожил столько же, сколько прожили три бабушки, которых специально приглашали подержать новорожденного.
Имя может быть связано и с датой рождения.
Рузибай, Рамазан –  родились в рузу, месяц поста Рамазан. Рузибаем зовут одного знакомого водителя.
Хайитбой, Хайитхон – ребенок родился в день хайита, религиозного праздника.
Йулдош, Йулчи – родился в пути (йул).
Навруза, Навруз – родились в день весеннего равноденствия.
Имя может быть связано с особенностями родившегося ребенка.
Анора, Норбек, Холбек, Холтой – родились с родинками (хол) или родимыми пятнами (нора).
Ортик, Зиёда – нередко это лишний палец или что-то из этого ряда.
Бурибай – родился с зубиком (bo’ri – волк).
Нередко в имени отражается пожелания родителей своим детям.
Темур (железо), Тошпулат (камень и сталь), Тоштемир (камень и железо), Тошболта (камень и топор), Олмос (неберущийся, алмаз)  – чтобы ребенок был крепким.
И чтобы завершить эту бесконечную тему. На бешагачском базаре торговала лепёшками Угил-опа. В её семье родилось подряд несколько девочек и потому её нарекли Угил (мальчик), чтобы после неё родился мальчик. Рядом с ней продавали ёпкан нон* Улмас-опа и Умр-опа.
Кстати, после нескольких сыновей дочку нарекают Асаль (медовая).

Прошло шесть лет

Прошло шесть лет. В этих краях проезжал, вместе с сопровождающей его свитой, куда входили местные вельможи и вооруженная охрана, визирь и хранитель печати, великий Алишер Навои.

Ноябрь 1990 года.

– Постойте, уважаемый Тулкун-ака,– остановил плавную речь попутчика Туляган-бобо. – Разве Алишер Навои не в Герате визирем был?
Я словно вынырнул из глубин времени. Только что вокруг меня скакали на конях люди в чалмах, я видел двор безутешной Узры. А сейчас – снова сижу в автобусе. Впереди меня мирно беседуют два седобородых дедушки. За окном «Икаруса» проносятся поля, дома и ряды тополей.
– В Герате, – согласился дедушка Тулкун. И убежденно добавил, – эти земли тоже входили в округ, за который он отвечал.
Тулкун-бобо продолжает свой рассказ.

(Продолжение читайте завтра, начиная с  пяти утра по ташкентскому времени).

0270. Поездка на пять веков назад. Часть I

0271. Поездка на пять веков назад. Часть II

 

© Только с письменного разрешения Агентства Новости от Насимова.
Пишите на info@nasimov.uz

Ферганский цикл:

0246. Виноградная долина
0244. Награждение победителей конкурса
0243. Высоты рекламы.
0242. Рыбу не ели только трое
0241. Газировочка
0240. Камчикский перевал и ода дорожным рабочим
0239. Тангатопди
0233. Продвижение бренда
0232. Притча о скупце
0226. Конкурс! 500 слов – и книга ваша

0272. Поездка на пять веков назад. Часть III: 1 комментарий

  1. Агентство НОН радует новым, оригинальным подходом. Жду не дождусь чем же закончится эта история. Признаться, я всегда полагал, что это название происходит от названия столицы Ирака, так же как и названия поселков в окрестностях Самарканда (Фариж от Парижа, Мотрит от Мадрида и др.). А графика Аликулова — это же экслюзив. Специальная иллюстрация к интернет публикации, я такое вижу впервые.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *