Севара Назархан. Пятнадцать ответов о жизни и творчестве

Фото: ALIKHAN
Фото: ALIKHAN

Написано специально для бортового журнал «Uzbekistan Airways».
Опубликовано в № 1, 16 февраля 2016 года. Стр. 34 – 41

Певица и композитор Севара Назархан, без всякого преувеличения, звезда мирового уровня. Планета узнала о Севаре после совместных с Питером Гэбриэлом концертов в пятидесяти городах Европы, США и Канады в 2003 году. Русскоязычный зритель полюбил Севару после ее участия в телевизионных проектах.
А мы знали и любили Севару всегда.
Когда человек долго знаком с творчеством яркого композитора и исполнителя, слушает многие годы все диски под самое разное настроение, то со временем у него создается свой собственный образ. Для журналиста есть опасность, что в интервью он или она, забыв о читателях, начнет задавать вопросы, которые интересны только ему или ей. Чтобы этого избежать, мы через социальные сети попросили поклонников таланта певицы из разных стран прислать свои вопросы. Откликнулось 209 человек. Полученные вопросы рассортировали и отправили Севаре. Отдавая должное терпению и обязательности Назархан, предлагаем вашему вниманию материал на основе ответов певицы, любимой миллионами слушателей во всем мире.

О ТВОРЧЕСТВЕ, ПЕСНЯХ, СТИХАХ И КОНЦЕРТАХ

– Что рождается сначала – слова или мелодия песни? Творчество каких узбекских или зарубежных поэтов близко по духу так, что хочется это спеть?
– Обычно я отталкиваюсь от слов. Читаешь стихи, появляется мелодия. Записываешь, пробуешь. Некоторые мелодии уходят, как ошибка, какие-то остаются. С ними и живешь…
Я отвечу по узбекским поэтам. Мне нравится сочинять музыку на слова именно поэтов, а не поэтов-песенников. Первые сочиняют свободно, по своей воле, и это чувствуется в их произведениях. Слава богу, поэтов в Узбекистане много, книжные магазины полны сборниками стихов. Поэтому материала для меня много. Все имена перечислять – просто устану.

– Где больше нравится выступать? Страны, города?
– Нравится выступать там, где публика хороша, где слушатели воспринимают твое творчество, то, что ты делаешь – география в этом случае становится вопросом вторичным.

– Что в вашем понимании есть «национальный менталитет»?
– По мне, так этот вопрос лучше задать культурологам, социологам или психологам. Мне нравятся и Чистые Пруды, и Переделкино в Москве, с которыми связаны какие-то приятные воспоминания. Я люблю завтраки в небольших кафе Лондона. Обожаю ленное времяпрепровождение в Малайзии. И многие штучки в самых разных уголках мира.
Но я обязательно с восторгом возвращаюсь в Ташкент, чтобы встретиться с друзьями и подружками, поговорить о всякой ерунде в студии у художника Бобура Исмаила. Мне нравится и осенний Ташкент, и зимняя Фергана, и маленький виноградник у нас дома. Бухара, Хива и Самарканд, лагманные в Ташкенте. Этой радости возвращения есть тысячи мелких причин. И тех, которые я могу описать, и тех, которые понимаю только подспудно. Вот это, наверное, и есть мой «миллий менталитет». Возможно, смогу его описать словами только лет через тридцать.

– Вы сегодня известны широкой публике как исполнительница популярной и фолк-музыки. Однако мы помним вас и как потрясающую джазовую певицу. Почему в последние годы на ваших концертах не звучат джазовые песни и импровизации?
– Я не возьму на себя смелость утверждать, что я – потрясающая джаз-певица. Да, мне нравится всё вокальное, что написано и исполнено красиво. Иногда, под настроение, могу немного позабавиться. Но всё же джаз требует большего времени для подготовки и прочего – того, чего у меня сейчас пока нет. Видимо, позже, когда-нибудь…

– В вашей концертной биографии есть опыт дуэта с исполнителями азербайджанских национальных песнопений – мугамов. Было потрясающе красиво, душевно и самобытно. Скажите, это был исключительный случай или один из ваших приемов – включать в концертную программу совместное выступление с исполнителями народной музыки в каждой стране, где вы выступаете?
– Совместные выступления обычно планируются заранее и очень редки. А то, что мы сыграли в Баку, было чистой воды импровизацией. Насколько я помню, мы даже такты не обсуждали. Просто это случилось. Если вас с детства окружает какая-нибудь музыка, часто появляющаяся в жизни то там, то здесь, она невольно становится вашей. С мугамами получилась такая же история. Я не слушала их сознательно или специально. Но эта музыка вечно рядом: то на рынке, то у друзей дома, или в азербайджанском ресторанчике в Ташкенте… Вот и выступила с радостью с азербайджанскими исполнителями.

– Чем можно объяснить периоды, когда ваши админы просят не беспокоить просьбами об интервью?
– Я сама прошу администраторов не принимать обязательств по интервью в какие-то периоды творчества. Когда нет ничего нового. Когда нет альбома на выходе. Нет концерта в городе. Я не хочу утруждать читателя и слушателя разговорами-переливаниями из пустого в порожнее. У меня давно не издавался новый альбом в Узбекистане, у меня не было концертов. О чем же я буду рассуждать? Обо всём немузыкальном? Я не собираюсь отвечать на стандартные вопросы о моем любимом блюде, о том, что я предпочитаю всем напиткам чай и айран, о брендах одежды или распорядке дня. Даже о том, что я думаю о других артистах, и тому подобном. И наоборот, как только у меня будет готов (узбекский) альбом и будет большое концертное выступление (в Ташкенте) – я с огромной радостью и гордостью буду рассказывать всем об этом. Поверьте и запомните: сама буду напрашиваться на интервью.

Фото: Азиза Кариева
Фото: Азиза Кариева

О СЕБЕ, О ВКУСАХ, О ПУТЕШЕСТВИЯХ

– Какую музыку вы слушаете, когда настроение хорошее или, наоборот, грустное?
– По мере взросления меняется то, как ты смотришь на мир. Кто-то становится более консервативным, кто-то еще большим экстремалом. Меня же время, наверное, научило ценить все оригинальное, необычное, не сделанное в угоду кому-то или чему-то. Это трудно объяснить, так как мы говорим о субъективном восприятии музыки.
Лично у меня поменялся мой плей-лист: удалены многие песни-однодневки, что казались мне прежде сто́ящими. Я всё еще всеядна в плане музыки, слушаю и классическую европейскую музыку. Заново слушаю песни Шерали, с его песнями у меня ассоциируется дом, когда я долго вдалеке от него. Всегда ждала нового альбома Дейвида Боуи. С удовольствием слушаю какие-то новые поп-альбомы, даже понимая, что завтра их сотру.

– Каково было работать в знаменитой «битловской» студии Abbey Road?
– Там работается легко, непринужденно. Не надо ничего долго объяснять специалистам или переправлять записанное. Одним словом – профессионалы.

– Откуда у вас любовь к английскому футбольному клубу «Арсенал»?
– Так сложилось, что я с давних времен всегда почему-то останавливалась в северной части Лондона. Приезжаю ли я надолго или на пару дней. И всегда живу в местах, традиционно «арсеналовских», будь то Излингтон или Камден. Как-то стерпелось, слюбилось. Не могу сказать, что такая уж большущая фанатка футбола, но если идет игра и есть время – то невольно болею за эту команду, и уже, наверное, никогда не смогу болеть ни за «Челси», ни за «Тоттенхам».

– Как восстанавливаете силы после концертов? Занимаетесь ли спортом?
– Да, хожу в тренажерный зал, занимаюсь йогой. Но без фанатизма. Восстанавливаю силы очень просто – отсыпаюсь.

– Насколько верно, что большую часть своего времени вы проводите в дороге? И есть ли у вас какие-то свои «обязательные» процедуры перед подготовкой к очередному путешествию? Что берете с собой в дорогу? Какая самая любимая еда в самолетах? Пишется ли музыка в дороге?
– Поездки и перелеты давно уже стали моим образом жизни. Любимый чемоданчик всегда готов, вещи сложены. Мне нужно всего двадцать минут, чтоб собраться в путь. Беру гаджеты с музыкой и фильмами, книжку. Процедур никаких особых нет. Во многих городах уже есть любимые места, есть друзья. Люблю сходить в кино. В самолетах в еде не привередлива. Иногда и булочка с чаем вкуснейшими кажутся. И особенно томатный сок. Знакомлюсь с фильмами, которые не смогла ранее посмотреть. Немного читаю. И уже объявляют приземление. Песен же никаких в пути не пишу.

– Есть ли что сказать про полеты рейсами Национальной авиакомпании «Узбекистон хаво йуллари»?
– Я столько налетала на самолетах Uzbekistan Airways, что, наверное, уже знаю всех стюардесс и стюардов в лицо. Полеты с вами стали очень привычными. Бывает, налетаешься в разных точках мира, а потом видишь узбекский самолет, и он кажется таким родным, что хочется по крылу его похлопать… Полет на самолете ассоциируется с песней «Емгир егди».

– Если ваш сын захочет пойти по вашему пути, что вы ему скажете, какой совет был бы главным?
– Одним советом тут вряд ли обойтись. И вряд ли поколения будут слушать друг друга. Важно, наверное, дать хорошее образование, и по возможности лучшее воспитание. А там пусть выбирает себе что хочет – контролировать не смогу, но сама буду более спокойна.

– Номер журнала выйдет в свет в первый день весны. Что для вас весна, Навруз?
– Навруз – это огромные котлы, в которых варится самое весеннее витаминное блюдо сумаляк, и дружные женщины махалли, совместно его готовящие. Это пора, когда цветет урюк в садах, а холмы красные от цветущих полей мака… Тепло и легкий дождь.
С праздником весны вас и всех ваших читателей!

Авторы вопросов: Алишер Никимбаев (ОАЭ),  Дильшод Максудханов (Азербайджан), Фарход Ниязов (Дания), Алишер Азимов, Алла Гажева, Анна Прохорова, Бобир Назарзода, Галина Кальченко, Карен Срапионов, Рустам Азизов, Саидфарход Насимов (все – Узбекистан).

Бахтиёр НАСИМОВ

Ещё о Севаре на сайте:

Севара Назархан. «Тортадур»
Севара Назархан в Cinara’s

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *