Про умницу Джоди

Jody
Marianna Charalambous*** (слева), Джожи Хамбл (справа)

— Cheers! — сказал я.
В руках у меня была не то банка австралийского пива, не то толстостенный стакан виски со льдом.
— Na zdorofiye! — сказала @jody humble, канадка, библиотекарь по образованию, сбежавшая from pink ghetto (так в Канаде называли библиотеки за их гендерный состав) работать на табачных баронов.
Джоди была совершенно уверена, по идиотским фильмам, что именно так говорят в экс-СССР, когда пьют водку из самоваров.

— Джоди, — сказал я, — дорогая. — Дело происходило в снимаемой ею квартире в Дакке, Бангладеш. — Я пью водку из берестяных лаптей с третьего класса, но ни разу не слышал, чтобы какая-нибудь зараза сказала «на здоровье», чокаясь водкой.
— А что же у вас говорят, — растерянно спросила беглянка из розового гетто.

Тут мне припомнились наши разговоры об артиклях, альвеолах и межзубных звуках языка Шекспира и Джони Роттена. «Щас, — подумал я. — Щас, я тебе подберу тостик».
— У нас говорят «Вздрогнем!»
— V-Z-D-R-G… — Растерянно пробормотала бравая Джодка. — Что это такое ваше «вздргнм»…
— Ну что-то типа «let’s shake together».
— А-а-а. Vzdr… vzdgrog… vzdroniyem!
— Absolutely!

Через год или около, Джодка приезжает в Ташкент на региональное сборище Бритиш Американ Тобако.
Вечером, как положено, что-то там пьём прозрачное и сорокаградусное.
— Бах, — жалобно пропела рослая широкоплечая Джоди, — Бах как там было? «Vzdrogniyem», да?
— Молодец, — сказал я. — Вздрогнем!

*** О Marianna Charalambous читайте здесь

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *