0069. Зыбкие ремесла и полупрофессии

Профессия – зазывала маршрутных такси

Спасибо нашим учителям. В их профессиональный праздник я воспользовался выходным днем, чтобы съездить на Навоийскую ярмарку – купить флешку новую, USB кабель для мобильника и присмотреть плоский телевизор на стенку к Новому году. Первое купил, второе купил тоже (правда, потом пришлось возвращаться и возвращать), возле третьего повздыхал и помечтал. Поехал на маршрутке домой, а на Чорсу водитель встал на несколько минут, добирая пассажиров. А там…

– Самарканд дарбаза! Ак-тепа! Фархадский!
– Самарканд дарбаза! Ак-тепа! Фархадский! – как заведенный голосил мужик лет пятидесяти.
– Паспортный стол, аптека!
Интересно, где этот паспортный стол и про какую аптеку речь? Зазывала перемежал громкие выкрики со многими действиями и перемещениями. Интересовался у водителя:
–Сегодня Карим работает? Что-то 182 маршрут зачастил сюда.
– Самарканд дарбаза! Ак-тепа! Фархадский!
Успевал отвечать и на вопросы пассажиров. Вот хрупкая каштановолосая мама с половозрелой дочкой, в плотно облегающих упругую попку джинсах, спрашивает у него:

– До ипподрома какой автобус идет?
– Паспортный стол, аптека!
– Вот впереди маршрутка, она вас быстрее довезет.
– А все же какой автобус?
– Сто сорок шестой.
– Самарканд дарбаза! Ак-тепа! Фархадский!

Он обошел «Газель» спереди и с достоинством получил из рук водителя 1000 сумов ($0,47). Скорее всего, это оплата за день.
– Паспортный стол, аптека!
Тоже ведь профессия. Человек зарабатывает себе на хлеб.

Это тоже глашатай. но не тот, о котором в посте.

Как то в Индианаполисе мы вспоминали Ташкент с Джамшидом Усановым, семья которого живет недалеко от ипподрома. И знаете что, а точнее кого вспоминали? Мужика в переходе на станции метро «Сабира Рахимова», известного на весь Ташкент тем, что хорошо поставленным баритональным тенором объявлял:
– Ипподром! Ипподром! Ипподром! Ипподром! Ипподром! Ипподром! Ипподром!
Так что зазывала с Чорсу ведет свою родословную, как минимум, от знаменитого дяди «Ипподром», которого мы вспоминали в США, как один из символов Ташкента.

Профессия — всё, что связано с сотовыми телефонами

На тех же торговых рядах по улице Навои, где я купил флешку, есть не меньше сотни молодых парней, которые продают, перепродают, покупают и перепокупают, «расшивают» и взламывают мобильные телефоны. Они нашли и освоили свою нишу. Это относительно новый промысел. И это тоже ведь источник доходов. Правда, сколько он просуществует – сказать затруднительно.

Карнай. сурнай. ногора… Были, есть и будут.

В паре сотен метров от «сотовиков» можно увидеть хранителей классических, чуть ли не вечных ремесел. От перекрестка Хадра до ГУМа (ныне «Туркуаз») с правой стороны в тенечке всегда сидят группки мужчин – они перекидываются в карты, играют в нарды, но это не праздные люди. По этой аллее, что знает каждый ташкентец, сидят и ждут клиентов свадебные музыканты на народных инструментах: ногора, сурнай, карнай, чилдирма. Полный свадебный ансамбль народных инструментов. Они и тридцать лет тому назад там обитали, да и через тридцать лет будут там же.

Хотя, скажем, другая свадебная профессия – «самоварчи» в городе уже сошла на нет. Прежде в каждой махалле были свои самоварчи. На каждой свадьбе, на каждом утреннем плове это была очень ответственная работа – обеспечить одновременно несколько сотен гостей горячим чаем. Он приходил за несколько часов до торжества, наполнял водой ряд медных, украшенных тисненными медалями выставок царского периода «николаевских» самоваров, готовил растопку, угли, две больших миски с заваркой для зеленого и черного чая, выстраивал сотню чайников. И всегда справлялся. Кроме денег, ему полагалось дарить новую рубашку. На халат эта специальность не тянула, но и с пустыми руками, в смысле только с деньгами, отпускать его тоже не полагалось.

Неумолимые перемены в жизненном укладе людей, стремительные изменения последних десятилетий привели к тому, что появляются и исчезают десятки и сотни разных и зыбких полупрофессий, каких-то ремесел и относительно честных способов заработка.

Каждый из вас назовет кучу таких исчезнувших или появившихся ремесел: валютчики разного ранга и уровня («долларчи»), околокомпьютерные специальности, портные, пироженщики («тортчи»), продавцы газированной воды, мужики с самодельными жезлами у неустроенных, неохраняемых «автостоянок»….

Многие ведь ремесла растаяли в тумане времени и ещё больше материализовались по довольно простой и очень красивой причине: мы стали жить богаче.
Примеры? Целый сонм ремесел породило обилие частных автомобилей – даже перечислять не стану.

Или вот у нас, на Бешагачском базаре, был мастер по скреплению разбитых чайников и чашек. Сейчас его там нет. И вряд ли где есть в Ташкенте. Нам с вами сегодня проще купить новый чайник и пиалу.

Ташкентский Бродвей как зеркало роста благосостояния

Художников на ташкентском Бродвее тоже прибавилось во многом и оттого, что во-первых ковры на стены мы уже не вешаем, а украсить надо. Во-вторых, построено сотни, тысячи элитных особняков. Как заметил мой хороший приятель, заслуженный художник Узбекистана Алишер Аликулов: «Каждая тысяча элитных домов и квартир – это потребность в 5000 новых картин».

Вспомнилась узбекская присказка. Там ведь идёт перечень профессий: «Было это и не было, сытно было и голодно. Серый волк-бакаул, ханской кухней ведал он, а лисица-ясаул на посылках бегала; ворона-вещунья, знахарка-колдунья, воробей-советник, ябедник и сплетник». («Бор экан-да, йўқ экан, оч экан-да тўқ экан. Бури бақовул экан, тулки ясовул экан, карға қақимчи экан, чумчуқ чақимчи экан…»).
Есаулов уже нет. Нет и бакаулов. А глашатаи есть. Кстати, зазывала по узбекски будет «жарчи».

Сказочно древняя специальность…

0069. Зыбкие ремесла и полупрофессии: 1 комментарий

  1. Здравствуйте, с несказанным удовольствием прочитала вашу зарисовку о зыбких ремеслах.
    Прекрасное изложение!
    Всё ностальгически-узнаваемо и мастштабно точно: названия площадей-улиц – песня-услада…
    Теперь к моей «Семачка» прибавилась присказка: «Бор экан-да, йўқ экан, оч экан-да тўқ экан» — мои дети ходили в узбекский садик в Профессорском городке и, приходя домой, рассказывали мне сказки на изумительно красивом языке, мною так и не освоенном…
    «В 70-80 годах между спортивным комплексом ТашГУ и общагами сидел мужичок.
    Перед ним был мешочек с семечками. Мерял свою продукцию стаканчиком, стыренным, видимо, у Копперфильда – снаружи стакан был обыкновенным, но донышко изнутри было поднято на неприлично-торгово-бесстыдную высоту. Оптический иллюзион давал кратковременное удовлетворение совершенной сделкой: за 5 копеек ты покупал полный стакан семечек, высыпанный в такой же иллюзорно большой кулек, туго скрученного из газеты; семечки заканчивались в 100 метрах от совершенной сделки.
    Мужичок запомнился не только этим, но и его фирменной зазывальной маркой: «Семачка… Савсем гарачый семачка… Семачка…»
    Уехала из Ташкента 15 лет назад.
    Звуковую картинку «Семачка…» увезла с собой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *