0047. Рамазон

Вечер 2 сентября 2010 года или 23-о дня рамазана 1431 года хиджры. Звонок дверной все звенел и звенел: раз, другой… пятый. Это пришли мальчики петь рамазан.
Едва открываешь им дверь, они тараторят какую-то сокращенную, дайджест версию, традиционной песни:

«Ассалому алейкум, бизлар келдик,
Пайгамбар (САВ) йулидан излаб келдик.
Учогда кул, кармонда пул,
Чикара колинг минг сум пул».

Вручив очередной бригаде какие-то деньги я понял, что мне что-то мешает, что-то цепляет сознание. Что-то не так. И это была вовсе не досада на то, что современные мальчики не знают толком куплетов песни рамазана. Или на то, что они исступленно нажимают кнопку звонка.

Потом вдруг понял, что за воспоминание царапало мне сознание.
В далеком детстве, на родном Бешагаче, когда мы ходили по дворикам с пением рамазана мы же в двери не звонили. По улице Фурката, в проезде Кизил Юлдуз, на Гулистане и по улице Алмазар – мы пели в открытые, полуоткрытые или просто незапертые двери.
Тогда ташкентцы не запирали жилищ и после заката.

© При использовании текстов ссылайтесь на сайт: http://nasimov.uz, пожалуйста. Тем более, что разрешается любое некоммерческое использование: копирование постов в свои блоги и на сайты, цитирование текстов.

0047. Рамазон: 1 комментарий

  1. Это вы художественно описали переход от общинного ведения хозяйства к рыночному…
    И я в своем Намангане ходила по улочкам и поздравляла коротеньким «Хаитингиз муборак булсин», получала в кулек густую нишолду и мелкие монетки. Калитки дворов всегда были распахнуты. Из закрывали только на ночь.

    Община – вот где прошло детство.
    Разобщенность – вот что пришло взамен.
    Грустнее всего то, что вектор именно такой: туда, где двери всегда закрыты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *